Loading

Форт № III

Описание

Форт № III, пожалуй, самый представительный и красивый из фортов крепости. Размеры, валы внутреннего дворика, сохранившийся бронеколпак и интересные казематы – лишь немногое из того, что можно здесь увидеть.

Сразу же следует предупредить, что форт находится в пограничной зоне. Для проезда к нему Вам будет необходимо оплатить госпошлину в любом отделении связи. К форту можно проехать по дороге Гродно – Голынка до деревни Лабно-Огородники (примерно 8 км от города). Форт располагается на левой окраине деревни. GPS координаты: 53°41′47.93″N 23°39′01.18″E.

Форт № III один из фортов крепости с достаточно длинным бетонным бруствером. Он располагался у деревни Лабно (сейчас деревня Лабно-Огородники), западнее Гродно. Первоначально начальником 3-го строительного участка был назначен военный инженер подполковник Ивановский. Однако, уже в 1913 году строительством форта руководил военный подполковник Александров. Именно он и составил проект форта. В 1913 году строительными работами руководил подполковник Корытин. В 1914-15 гг. строительством группы форта руководил талантливый военный инженер, Старший производитель работ, подполковник Андрей Васильевич Модрах. Строительство производилось в 1913-1915 гг.

Форт должен был контролировать две дороги (в направлении г. Августов и Липск), в дефиле которых он располагался. Форт имел трепециедальное в плане начертание, со сломанными боковыми фасами. В плечных углах располагались бетонные барбеты. В напольном фасе бруствера было устроено убежище для дежурной части. Под барбетами находились артиллерийские погребки. Противоштурмовые орудия укрывались в центральном сквознике. В убежище напольного фаса был устроен спуск в потерну, соединявшую его с кофрами. Здесь же находился выход к наблюдательному посту. В казематах боковых фасов были устроены кремальеры. Казарма была запланирована в 30 саженях от бетонного бруствера. Ров планировался треугольный. На правом фланге было запланировано строительство промежуточного полукапонира. 

Интерес представляют воспоминания 19-летнего Эдварда Зденницкого, участвовавшего в строительстве форта в 1915 году:

«В Гродно меня и других мужчин, согласившихся работать на строительстве крепости, направили в контору предприятия, которое находилось за Неманом, на форштадте. Оттуда после минутных формальностей нас повезли на повозках на фольварок (имение) Лабно, что в 11 верстах от Гродно, в направлении Сувалки и Августово… На следующий день мне дали коня, воз, лопату, топор – основные рабочие инструменты… Работа была на первом, втором и третьем фортах, т.е. со стороны Августова. Работа моя состояла в подвозке бутового камня, в заготовке в лесу деревянных колышков, в доставке к строившимся дороге и фортам цемента, гравия, песка и дерна. Работа эта была нелегкой, тем более для меня, ранее никогда не державшего лопаты в руках. На нашем участке работало 150 рабочих и 90 коней. Поняв, что возница из меня никудышный, начальство направило меня на укладку дерна на склонах фортов и закрепление его колышками. Такая работа мне пришлась по душе… ».

Строительные работы на форту продолжались до последнего дня. Рабочие покидали его за несколько часов до их начала штурма крепости.

На форту № III был возведен бетонный бруствер по фронту и флангам. Общая длина бруствера по фронту достигает 150 м. Таким образом, форт № III можно считать самым большим из фортов Гродно. Форт обнесён треугольным рвом. На левом фланге во рву было начато строительство кофра. На стрелковые позиции на бруствере со стороны внутреннего дворика вело несколько деревянных лестниц.

Форт был оборудован броневым наблюдательным постом системы Главного Инженерного Управления (ГИУ), располагавшимся по центру бруствера. Наблюдательный пост сохранился до наших дней. К сожалению попасть внутрь уже нельзя – раньше в него вела железная лестница. Однако предприимчивые белорусские крестьяне из деревни Лабно сняли с форта все железные предметы и даже броневые двери. Повезло только броневому куполу. Перед входом в помещение с наблюдательным постом был устроен спуск в потерну неглубокого залегания. В настоящее время это помещение затоплено грунтовыми водами. Вся подбрустверная галерея имела противооткольную одежду потолка, выполненную из швеллеров и двутавровых балок с асфальтовой набивкой. Во внутреннем дворике было возведено несколько больших насыпей, препятствующих его прострелу и большому разлёту осколков. Здесь же были сооружены два бетонных убежища. Горжевое убежище, большее по размеру, должно было иметь сквозник для укрытия противоштурмовых орудий с земляных горжевых барбетов. 

Группа форта принимала непосредственное участие во всех боях, проводившихся в районе крепости Гродно, начиная с августа-сентября 1914 г. и заканчивая сентябрём 1915 г.

Зимой 1915 г., в связи с разгромом русского ХХ-го корпуса генерала П.И.Булгакова германская армия вплотную подошла к фортам крепости № I, II и III. Начиная с 23 февраля, начались бои на фортовых позициях крепости. Германцы рассчитывали с ходу занять крепость Гродно. Однако оборона русской армии не позволили им сделать это. Особенно активно действовали крепостные орудия, установленные в районе форта № III. Это были 6-дм (152-мм) орудие Канэ и 10-дм (254-мм) береговое орудие. Огонь из них вёлся с такой интенсивностью, что после февральских боёв потребовалось срочно менять стволы орудий.

Свидетельством напряжённых боёв на форту являлась братская могила, расположенная в его окрестностях. В одной из братских могил были похоронены 70 человек. На кресту имелась надпись:

«Павшие в боях с 10 по 18 февраля 70 человек воинов 30-го Полтавского, 169-го Ново-Трокского, 170-го Молодечненского полков и других частей. Погребение совершил священник 43-й артиллерийской бригады Иоанн Вишневский».

К сожалению, местоположение могилы неизвестно. Не сохранился и деревянный крест.

Однако наиболее тяжёлые бои в районе форта № III велись 1 сентября 1915 г. С утра позиции группы атаковали силы германской 11-й ландверной дивизии. Оборону тут занимали роты 225-го пехотного полка и 115-й дружины Государственного ополчения. Русскими войсками командовал подполковник Лакашин. Вплоть до самого начала боёв на форту № III велись строительные работы. Один из строителей форта № III Эдвард Зденницкий вспоминал о том дне:

«... Нам приказали прервать работы, грузить на телеги инструменты и оборудование, и, как можно скорее, ехать в направлении Гродно. Впоследствии все развивалось молниеносно. Как только мы отъехали из Лабно, так сразу российская артиллерия с фортов открыла огонь из тяжелых орудий. Погода была прекрасная, но только жара и пыль были такими сильными, что трудно было дышать. Ехать приходилось тихо, так как все шоссе было забито войсками, обозами, беженцами…».

Тем временем шли тяжёлые бои против группы форта № III. По воспоминаниям начальника строительного участка военного инженера подполковника Модраха немцы с рассветом 1 сентября начали атаку опорного пункта литера «Г» (располагалась в 1 км перед фортом, и была земляной). Атаку вела германская 70-я ландверная бригада. Гарнизон литеры «Г» состоял из двух рот Ливенского полка. Германцы атаковали в колоннах и только за 1000 шагов до позиции укреплённого пункта рассыпались в цепи. Это нахальство объяснялось тем, что вся крепостная артиллерия была эвакуирована, а оставшиеся несколько пушек не могли сорвать атаку противника. Сам форт в это время обстреливала немецкая артиллерия. Артиллерийский огонь был очень интенсивным. По воспоминаниям участников обороны он доходил до 55 (!) выстрелов в минуту. Для срыва германской атаки нужно было связаться с пехотной батареей, расположившейся в тылу форта. Подполковник Модрах послал к батарее ефрейтора И. Неверкевича. Однако на форту не оказалось телефонного кабеля. Поэтому ефрейтор, под огнём вражеской артиллерии, протянул к батарее простую проволоку. Русская батарея открыла огонь и германская пехота залегла.

Кстати в тылу форта располагалось 6-дм береговое орудие Канэ. По требованию подполковника Модраха оно открыло огонь по наступающей германской пехоте. Однако ствол орудия был настолько сильно расстрелян, что снаряды делали недолёты и начали падать на сам форт. Ещё с февральских боёв ствол этого орудия не заменили. Орудие вынуждено было прекратить огонь. Форт № III остался без прикрытия артиллерии.

На протяжении дня тяжёлые бои шли за позицию литеры «Г». Только вечером германская пехота смогла захватить опорный пункт. Практически весь её гарнизон погиб. К форту смогли пробиться только несколько человек. В ночь на 2 сентября гарнизон покинул форт № III. По приказу командования крепости сам форт был взорван. Утром следующего дня германцы заняли его.

В результате подрыва форт пострадал не сильно.  Частично был разрушен его правый фланг. На форту сохранилась лишь одна бронированная дверь (в помещении у наблюдательного поста). Нет, к сожалению остальных металлических конструкций (щитков, леерных ограждений, лестниц и т.п.). Форт, в отличие от большинства остальных, не зарос лесом. Сказывается то, что рядом находится деревня. Открытость позиций форта даёт хорошую возможность для его обозрения. Форт приспосабливала для обороны германская армия - подбрустверная галерея в центре перегорожена бетонной стенкой, переделан центральный сквозник.

Группа форта № III состояла из самого форта, опорного пункта литера «Г», «Д», ОП № 3 и ОП № 4, а также порохового склада.

Слева от дороги Гродно – Голынка, в одном километре от форта № III, был построен опорный пункт литера «Д». Здесь был возведён бетонный бруствер со стрелковыми и пулемётными ячейками по фронту. По флангам опорный пункт был обнесён земляными валами со стрелковыми позициями. При отступлении русских войск литерный опорный пункт был взорван. Разрушен он очень сильно. Сейчас позиция литеры «Д» заросла лесом.